Как жить без желудка и пищевода

«До сих пор забываю, что у меня нет желудка». Как живет повар после гастрэктомии

Как жить без желудка и пищевода

Год назад повар Никита Полудо перенес операцию по удалению желудка. Он думал, что его жизнь на этом кончится. Сегодня Никита ведет сайт о правильном питании для людей после гастрэктомии с рецептами, которые создает сам. Главный из них — не отчаиваться.

Под одним из рецептов на странице Никиты Полудо в фейсбуке написали: «Какая буженина и курица, это же рак! Очнитесь, гурманы. Гастрономию развели».

Никита немного помялся, а потом нашел, что сказать. Да, рак. Но, во-первых, не умирать же теперь, а во-вторых, если человек был гурманом, он им и останется даже после операции по удалению желудка. 

Сейчас Никита может съедать по 250–300 граммов за один прием пищи, но это не мешает ему получать удовольствие от процесса.

Никита Полудо

— Люблю суп из брокколи, — признается он. — А если еще хорошего сыра добавить, скажем, пармезана… А если он еще из Италии! Чтобы когда его ешь, он аж стрелял и щекотал нёбо.

Тогда это просто вообще… Можно еще сверху кинуть пару-тройку креветок, хотя они там особо не нужны. Но красиво ведь. Мне говорят: нам зеленый горошек нельзя, зачем включил его в рецепт.

А я так считаю: нельзя — не ешь, зато красиво.

Чешский дом и любовь к кулинарии

Первая встреча Никиты с миром кулинарии — толстая советская «Книга о здоровой и вкусной пище».

Он подолгу листал страницы, особенно внимательно рассматривал раздел кондитерских изделий и думал, чем бы ему себя побаловать.

Папа, летчик-испытатель, в командировке, мама пропадает на работе, суп на плите, но греть его не хочется, лучше сделать кексы из муки, маргарина, яиц, соды и уксуса — всего, что нашлось на кухне.

— Помню, мне лет девять, к отцу пришли приятели. Говорю: «Я вам сейчас приготовлю оладушки!» Там было много яиц и ложек пять или шесть муки, то есть получились такие сладкие омлетики. Меня, конечно, похвалили, но потом, когда сам попробовал, понял, что лукавят взрослые, — смеется Никита. 

В 90-е Никита Полудо работал профессиональным поваром в Чешском доме — гостинице при посольстве Чехии. Про те времена он вспоминает с улыбкой, говорит, это было давно и неправда. Работы не было, сплошная халтура, а друг детства, повар с дипломом ПТУ, предложил обратиться к знакомым из Управления дипломатическим корпусом.

«Ты что, я ж не повар», — толкал Никита в бок своего друга. «Ты обалдел, что ли, — резонно отвечал тот. — Ты готовишь лучше, чем многие с образованием».

Уже работая поваром, Никита отучился на курсах и быстро освоил все премудрости чешской кухни. Потом времена и политика изменились, и он пошел на телевидение, звукооператором в новости. 

Впрочем, любимое дело Никита никогда не оставлял. Кормил домашних, коллег в командировках, друзей в поездках на рыбалку в Карелию и Приполярный Урал. 

Когда на второй день после операции Никита пришел в себя после наркоза, он так и подумал: всю жизнь стоял у плиты, и теперь буду.

Ввел в поисковике — «жизнь после удаления желудка»

Мы встречаемся с Никитой в кафе. Принято считать, что после гастрэктомии путь в заведения общественного питания закрыт — желудок, кроме всего прочего, защищает нас от бактерий. Но Никита есть вне дома не боится, говорит, в Москве вообще с этим просто — выбор заведений огромный. Нужно всего-то научиться внимательнее изучать меню.

— У моей мамы был рак, и, по идее, я должен был после 20 лет ежегодно делать гастро- и онкомаркеры, — признается Никита. — Но на свое здоровье я внимания не обращал. Была такая фраза: «Здоровому спорт не нужен, а больному не поможет». Здоровым питанием тоже никогда не увлекался. Любил вкусно поесть — и остренькое, и жирненькое. Доля гастрогурмана!

С 2014 года у Никиты начал побаливать желудок. По привычке он списывал все на какой-нибудь гастрит. Как иначе, если не позавтракав, сломя голову бежишь на ненормированную работу? Потом по случаю — Никита подхватил ОРЗ — решил пройти диспансеризацию. И к 45 годам понять, что происходит с организмом, а то ведь и давление пошаливает, и сахар высокий.

— Кто поверит, когда ему говорят, что у него рак? Человек надеется до последнего. Помню, ко мне вышел хирург, который делал гастроскопию: «Крепись, у тебя образование в желудке».

— «Совсем плохо?» — «Совсем». Я уже в принципе понял, но все равно надежда была, что гистологию сделают и это будет доброкачественная опухоль.

Но чуда не случилось, и я пошел резать, как в том кино, «не дожидаясь перитонита». 

Первую неделю после диагноза Никита маялся. Было страшно и обидно — почему с ним, за что, где справедливость. А потом собрался с силами и подумал: что изменится, если я буду реветь. Жить-то надо.

Тогда Никита впервые ввел в поисковике — «жизнь после удаления желудка».

Он готовил себя к худшему, к тому, что проснется другим человеком, в новом, незнакомом теле и будет заново учиться жить и есть, как маленькие дети. 

Гастрэктомия представляет следующее: желудок удаляют, пищевод соединяют с двенадцатиперстной кишкой. Никита называет это «прямоходом», как на спортивных машинах, когда двигатель связан напрямую с глушителем.

Дальше пациент приучает мышцы кишечника к пищеварению. Для этого несколько месяцев нужно принимать фермент креон, но лучше не затягивать — пить его только при проблемах, иначе кишечник приучится не работать.

 

Никита очнулся в реанимации после операции и не чувствовал ни боли, ни страха, а только скуку от того, что нельзя почитать книжку или посмотреть новости.

Его донимала мысль: как это я буду лежать овощем и не поеду весной на рыбалку. Нравится ему не столько сама ловля рыбы, сколько антураж: лес, птицы, костер, уха и друзья вокруг.

В реанимации он придумал главный и первый свой рецепт: не думать о плохом. 

— Меньше думать о болезни, а больше — о хорошем, о выздоровлении. Все остальное — можно. Даже шашлык и буженину, понемногу, если сварить, если обрезать поджаренные стороны.

Продукты — это не главное. Главное психология, желание жить и смотреть вперед, — говорит он.

Там же, в реанимации, он ощутил странное: ничего как будто не изменилось. Он ждал ужасного, но вдруг оказалось, что тело его осталось таким же и даже, как выяснилось позже, он сам остался прежним — смешливым любителем рассказать забавную историю в шумной компании и вкусно поесть.

— Я это называю «редакция организма 2.0», — рассказывает Никита. — Ребрендинг прошел, живу, улыбаюсь. Я понимал, что это как техническая часть. Грубо говоря, если у машины плохо работает какая-то деталь, надо ее заменить. Честно вам скажу, я до сих пор забываю, что у меня нет желудка.

«Диета есть, а как приготовить?»

У врача в онкодиспансере не хватило времени, чтобы подробно расписать Никите питание на месяцы вперед. В интернете толком не было структурированной информации из авторитетных источников. Поэтому на пятый день после операции Никита зарегистрировал домен onkodieta.ru.

Важность своего проекта он понял, когда увидел статистику: только за январь 2020 года было 1 651 визитов на сайт, из них — 995 просмотров статьи «Меню и диета после резекции желудка».

— Хорошо, стандартная медицинская диета на сайте есть, а как приготовить? — продолжает Никита. — Есть люди, которые не умеют готовить вообще. Случается, у меня спрашивают, как приготовить картофельное пюре. А дальше тонкости — пассеровать или обжарить. Пассеровать — это тепловая обработка в жиру, а обжарка — до корочки.

Жареное нам нельзя, пассерованное — можно. Опять же, если морковку съесть просто, без жира, мы не получим бета-каротин. А с жиром провитамин А активируется. Я понимаю эти тонкости, а вот подать это как диетолог не могу, вообще по большому счету не имею права говорить. Я могу быть транслятором проверенной информации.

 

На сайте Никита делится личными рецептами, только теми, что подходят ему самому: морковь и брокколи припущенные, суфле из куриной печени на пару, суп куриный с корнеплодами. Он всегда подчеркивает, что рецепт — это конструктор, который нужно собирать под себя. Не нравятся корнеплоды — положите овощи, не любите корицу — есть же ванилин!

Страница в фейсбуке «Жизнь после удаления желудка», которую также создал Полудо, за год стала площадкой для общения.

Люди, перенесшие гастрэктомию, делятся своими успехами: кто сколько килограммов, а иногда и граммов веса набрал, кому удалось съесть что-то новое. И обсуждают, как переносить демпинг-синдромы.

Демпинг — это ускоренное перемещение содержимого желудка в кишечник без надлежащего переваривания. Он сопровождается головокружением, одышкой и общим плохим самочувствием. 

Никита всех поддерживает советами, а сам на жизнь никогда не жалуется. Говорит, у него нет таких ощутимых демпинг-синдромов, а когда случаются, то он старается не замечать, что же ему теперь, на работу не ходить? Кроме того, он же решился быть примером для людей, переживших удаление желудка. Значит, надо соответствовать.

У него есть мечта: привлечь к работе с сайтом профессиональных диетологов и врачей, чтобы они сказали про его рецепты — вот это хорошо, а здесь надо ингредиенты поменять. Тогда он мог бы издать брошюру. И сам бы развозил ее по отделениям и лично отдавал прооперированным, «чтобы они видели, что болезнь не приговор и можно жить дальше, надо только захотеть».

Мечта — издать книгу рецептов и раздавать в больницах

Недавно Никита попросил в фейсбуке помощи с сайтом: «Пожалуйста, поделитесь моей историей у себя на странице. Я верю, что чем больше людей о ней услышат, тем больше шансов найти тех, кто поможет создать действительно классный и такой важный портал. Место, где врачи и специалисты поделятся своими знаниями, и эту информацию получат те, кому это так нужно».

Публикация взлетела, и неожиданно для него самого десятки людей захотели помочь. 

— Мне уже из Челябинска написали, говорят, давайте печатать брошюры. Или другие говорят: давайте мы выпустим вашу книгу с рецептами, будем больным раздавать. А нечего печатать пока, я пока не могу. Нет врачей, которые скажут: да, этот рецепт подходит, а этот давай переделаем.

Никита надеется, что теперь в его команде появятся онкологи и диетологи, а сам он станет транслятором проверенной и правильной информации. Сейчас он переписывает сайт, чтобы людям удобнее было им пользоваться. 

Сам Никита Полудо больше всего хотел бы поесть ухи. Но не простой, а приготовленной на костре в лесу. Он уже планирует поездку на рыбалку и обещает записать видеодневник про лесную кухню, а после хочет даже сделать раздел на сайте про питание в условиях похода. 

Никита Полудо

— Я даже плохо сплю, потому что в голове все крутится — как поднять сайт, кому написать, как расширить. Поддержка колоссальная, и не только по раку желудка.

У меня спрашивают: «А почему только по раку желудка? А у меня кишечник удалили». Или — «А у меня рак молочной железы». При химии какая разница — все равно диета. Надо делать что-то большее.

Не усну, буду взвинченный, пока не увижу, что все работает. Это как кататься на коньках — ноги болят, а ты доволен.

Источник: https://www.pravmir.ru/do-sih-por-zabyvayu-chto-u-menya-net-zheludka-kak-zhivet-povar-posle-gastrektomii/

Как жить без желудка и пищевода

Как жить без желудка и пищевода

Люди, столкнувшиеся с удалением желудка и лишившиеся естественной возможности химической и механической обработки пищи в желудке, должны приспособиться к совершенно другим анатомо-физиологическим принципам пищеварения. Выполняя рекомендации врача по диете и образу жизни, можно жить без желудка практически в прежнем ритме.

Когда проводят операцию

Операция полного удаления желудка или гастрэктомия тяжёлая и травматичная. Часто это крайняя мера, к ней прибегают, если известно, что консервативное лечение не сможет спасти больного.

При операции удаления желудка полностью пищевод соединяется напрямую с 12-перстной кишкой.

  • Поводом для такой операции чаще всего становится злокачественная опухоль.
  • Значительно реже гастроэктомию проводят по поводу доброкачественной опухоли, например, множественного полипоза слизистой оболочки, перфорации стенки желудка или язвенной болезни с кровотечениями.

Если причиной для операции послужила злокачественная опухоль, проводится расширенная гастроэктомия, то есть одновременно с полным удалением желудка иссекают сальники, селезёнку и регионарные лимфоузлы.

Адаптация больных после гастрэктомии

Реабилитация и приспособление к новым условиям питания длится около года. В этот период возможны осложнения:

  • Рефлюкс-эзофагит. Воспаление слизистой пищевода, обусловленное забросом содержимого кишечника и желчи из тонкой кишки.
  • Демпинг-синдром. Возникает вследствие поступления в кишечник необработанной пищи и сопровождается вегетативными кризами – головокружениями, потливостью, слабостью, сердцебиением, иногда после еды возникает однократная рвота.
  • Анемический синдром.
  • Быстрая потеря веса.
  • Гиповитаминоз — большинство витаминов всасывается в желудке. При его отсутствии необходимые соединения не усваиваются. Коррекция — парентеральное введение поливитаминных комплексов.

Эти сопутствующие симптомы отмечают все пациенты, общаясь на форуме и делясь опытом, как они живут после удаления желудка.

Особенности питания и диеты

Диетотерапия в послеоперационный период – главная составляющая реабилитации.

Основная задача диеты:

  • создать покой для заживления раны в месте соединения пищевода и 12-перстной кишки;
  • обеспечить организм основными пищевыми ингредиентами;
  • предупредить вздутие кишечника. 

Сразу после операции в условиях стационара больному в первые сутки назначают голод. Для питания используется парентеральный способ, то есть внутривенное введение:

  • солевых растворов (Трисоль, Дисоль);
  • аминокислот (Аминоплазмаль);
  • глюкозы;
  • специализированных смесей (Кабивен).

Если послеоперационный период проходит без осложнений, с третьих суток можно давать не сильно сладкий компот или отвар шиповника в количестве 250 мл в течение суток. Питьё дают часто по чайной ложечке.

При удовлетворительном состоянии пациента последовательно переходят на хирургические диеты:

  • на 4-5 день разрешается диета 0А;
  • на 6-8 день — диета 0Б;
  • на 9-11 день — диета 0В.

При переходе с одной хирургической диеты на другую постепенно увеличивают калорийность блюд и добавляют новые продукты. Сначала всё должно подаваться только жидкое, затем постепенно переходят на протёртые и пюреобразные блюда.

Длительность каждого стола хирургической диеты обычно продолжается от 2 до 4 дней, при необходимости её можно корректировать.

В дальнейшем меню дополняют легкоусваиваемыми продуктами с содержанием достаточного количества необходимых компонентов:

  • в первую очередь белков, жиров, углеводов;
  • а также витаминов, минеральных элементов и большого объёма жидкости.

соли в блюдах резко ограничивают.

При правильном функционировании кишечника с 14-15 дня больной переводится на стол №1 по Певзнеру.

При нормальном самочувствии больного спустя 3-4 месяца переводят на непротёртую версию диеты №1 по Певзнеру. Это уже полностью полноценное физиологическое питание с повышенным содержанием белков и немного сниженным количеством углеводов и жиров.

задача диетотерапии для пациентов после гастроэктомии – восполнение белкового и минерально-витаминного дефицита, образовавшегося после операции. Поэтому уже на 4-5 день рацион начинают обогащать белковыми продуктами с быстрым переходом на полноценное питание с полным набором питательных ингредиентов.

Кулинарная обработка продуктов остаётся прежней – это отваривание, приготовление на пару, тушение. Предпочтение отдаётся богатым белком продуктам. Меню может состоять:

  • из нежирных бульонов;
  • протёртых овощных супов на основе крупяных отваров;
  • блюд из нежирной говядины, курятины или рыбы;
  • разрешается подавать судака, треску, хека, сазана;
  • можно готовить паровые омлеты или яйца всмятку;
  • если пациент хорошо переносит молоко, в рацион включаются молочные супы, каши;
  • в качестве приправ можно использовать растительные масла, а также сливочное;
  • фрукты используются для приготовления киселей, желе, муссов;
  • хлеб можно кушать в подсушенном виде, спустя месяц после операции;
  • с этого периода можно разнообразить меню фруктовыми соками, несладким чаем;
  • ещё через месяц можно начинать давать кефир.

Объём и ассортимент блюд должен расширяться постепенно.

С целью предупреждения возникновения демпинг-синдрома из меню исключает легкоусваиваемые углеводы – сахар, варенье, мёд и другие сладости.

После операции следует полностью исключить из рациона:

  • любой вид консервов;
  • жирные блюда и продукты;
  • маринованные овощи и соленья;
  • копчёности и жареные блюда;
  • сдобу;
  • мороженое, шоколад;
  • острые приправы;
  • напитки, содержащие газ, алкоголь, крепкие чай и кофе.

В этот сложный период необходимо ограничить физические нагрузки и неукоснительно соблюдать рекомендации лечащего врача.

Сколько живут после удаления желудка

Сейчас медицина продвинулась вперёд, изменились методы обследования и подход к лечению, это сказывается на увеличении продолжительности жизни после полного удаления желудка.

Если операция была сделана по поводу злокачественной опухоли, на такой вопрос сможет ответить только лечащий врач, все зависит:

  • от стадии процесса;
  • возраста больного;
  • сопутствующих заболеваний;
  • иммунитета;
  • дисциплинированности;
  • психологического настроя пациента.

На форуме пациентами часто обсуждается жизнь после удаления желудка по поводу онкологии. Очень многие говорят о достаточно больших сроках жизни после операции, особенно если гастроэктомия была проведена на ранних стадиях. По статистике пятилетняя выживаемость в этом случае приближается к 90 %.

Если же больной оперирован по другому поводу, прогноз, как правило, благоприятный. Большое значение в этом случае имеет чёткое и последовательное выполнение врачебных рекомендаций.

После окончания реабилитационного периода пациенты возвращаются почти к нормальному образу жизни, за исключением некоторых ограничений в питании. На продолжительности жизни это не сказывается.

Рекомендации

Чтобы предупредить нежелательные возможные последствия и осложнения после операции, необходимо:

  • в течение нескольких месяцев до минимума ограничить физические нагрузки;
  • носить послеоперационный бандаж;
  • питаться только разрешёнными продуктами, соблюдая все рекомендации по диетпитанию;
  • принимать назначенные врачом витаминные и минеральные добавки;
  • если необходимо, принимать соляную кислоту и ферментные препараты с целью улучшения пищеварения;
  • для своевременного выявления осложнений проходить регулярно обследования.

Профилактика опасных заболеваний, способных привести к полному удалению желудка, очень проста, однако она не гарантирует здоровья, а лишь снижает риски. Нужно:

  • устранить факторы риска (курение, злоупотребление алкоголем, нерациональное питание);
  • не нарушать режим и рацион;
  • отказаться от вредных привычек;
  • стараться избегать стрессовых ситуаций;
  • бесконтрольно не принимать лекарственные средства без назначений врача;
  • ежегодно проходить профилактические медицинские осмотры.

Также важно поддерживать общее состояние здоровья на должном уровне.

Источник: https://worldwantedperfume.com/kak-zhit-bez-zheludka-i-pishhevoda/

Выжившие больные после резекции пищевода

Как жить без желудка и пищевода

Макроскопические формы опухоли у выживших более 5 лет были следующие: язвенная — у 6 больных, склерозирующая — у 2 и узловая — у 1 больного. По гистологическому строению у 7 был плоскоклеточный неороговевающий рак и у 2 — плоскоклеточный ороговевающий рак пищевода.

На основании анализа группы длительно выживших больных после резекции пищевода по поводу рака можно сказать, что длительно живет часть тех больных, у которых во время операции не было метастазов.

Местное распространение опухоли от стадии II до стадии III существенного влияния на длительность излечения не имеет.

Поэтому мы считаем целесообразным резекцию при раке пищевода III стадии, когда опухоль проросла окружающую пищевод клетчатку, срослась с медиастинальной плеврой, но не дала метастазов, относить к радикальным операциям.

К паллиативным резекциям следует относить удаление таких опухолей пищевода, когда во время операции бывают обнаружены метастазы в отдельных регионарных лимфатических узлах средостения или брюшной полости. После паллиативных резекций пищевода часть больных живет 3-5 лет и больше, поэтому такие операции оправданы.

Наконец, попытаемся на основании наших данных представить процент выживающих больше 1-5 лет после операции.

До 1/1 1965 г. в клинике резекция пищевода была выполнена у 122 больных; 13 из них умерли после операции, 109 выписаны. Из них 37 умерли в течение 1-го года после операции и 6 случаев не прослежено. Мы считаем, что их следует приписать к умершим в 1-й год после резекции пищевода. Тогда получается, что 60,5% выписанных из клиники жили после операции больше года.

Для определения 5-летнего срока выживания необходимо вести подсчет на число больных, оперированных

5 лет и более тому назад. К 1Д 1961 г. в клинике было выполнено 90 операций резекции пищевода. 13 умерли в послеоперационный период. Выписано 77 человек. Сведения о них представлены в табл. 24.

На основании приведенных данных можно сказать, что в течение 1-го года после операции резекции пищевода по поводу рака умирает около 30-38% из числа выписанных, в течение 2-го года — 33-34%, в течение 3-го года — около 10%. Остальные живут более 3 лет после операции. Часть из них умирает на 4-5-м году после хирургического лечения. Оставшиеся 10-12% больных живут 5 лет и больше после резекции пищевода.

Подчеркиваем, что из-за малого количества наблюдений наши данные не могут претендовать на точность. Однако они приближаются к результатам, приведенным Ю. Е. Березовым, и особенно к более полным подсчетам на основании сборной статистики Gutgemann.

Рассмотрев отдаленные результаты хирургического лечения рака пищевода, следует ответить на основной вопрос, иногда тревожащий умы хирургов и онкологов: стоит или не стоит производить резекцию пищевода при раке этого органа?

Мы убеждены, что стоит, так как другого, более радикального метода лечения карциномы пищевода пока нет. Лучевая терапия в настоящее время во многом уступает хирургическому методу лечения.

В отдаленном периоде после резекции пищевода по поводу рака, помимо продолжительности жизни больных, всегда представляет интерес вопрос, как они живут и чувствуют себя, могут ли работать на производстве, дома или остаются инвалидами.

Судя по данным литературы, в отдаленном периоде после резекции пищевода с пищеводно-желудочным анастомозом в грудной полости встречаются самые разнообразные осложнения.

Merendino и Emerson описали случай перфорации язвы в области пищеводно-желудочного анастомоза через 2 месяца после операции. Brookes и Stafford сообщили о 2 случаях перфорации язвы желудка в области швов, поддерживающих желудок в грудной клетке. Больные умерли.

Другие осложнения не были смертельными. Rouques, Efskind и Rossetti пишут об образовании пептических язв, функциональных расстройствах желудочно-кишечного тракта, возникновении эзофагита и стеноза анастомоза вследствие атонии желудка после ваготомии и наличия спазма.

Riply с соавторами в клинике Мейо за 16 лет изучили 65 больных в сроки от 3 месяцев до 9 лет после резекции пищевода. У 40 человек наблюдались осложнения: дисфагия, срыгивания, загрудинная изжога, боли при глотании, уменьшение веса, иногда кровавая рвота.

Их возникновение авторы объясняют забрасыванием в пищевод содержимого желудка, богатого энзимами и кислотой.

Слизистая оболочка пищевода очень чувствительна к желудочным ферментам, поэтому развиваются воспалительные изменения, язвы, перфорации, кровотечения, стриктуры.

Наблюдения Riply — наиболее многочисленные из тех, которые нам удалось встретить в литературе, и объяснение, даваемое им осложнениям в отдаленном после операции периоде, вполне обоснованно.

Garlock и Collis своим больным с целью предупреждения кислой отрыжки желудочным содержимым рекомендуют после резекции пищевода спать в приподнятом положении.

Nakayama при внутригрудном пищеводно-желудочном анастомозе после резекции пищевода наблюдал следующие осложнения: стриктуру анастомоза, чувство полноты, изжогу, сердцебиение. Для профилактики этих осложнений он рекомендует проводить желудок антеторакально и накладывать анастомоз с пищеводом в области шеи.

Таким образом, наибольшее количество осложнений после резекции пищевода с наложением пищеводно-желудочного анастомоза в грудной полости зависит от попадания желудочного содержимого в пищевод.

Мы имели возможность наблюдать только одного больного с пищеводно-желудочным анастомозом в грудной полости после резекции карциномы нижнегрудного отдела пищевода. Больной всегда жаловался на небольшую изжогу, затрудненное прохождение плотной пищи по пищеводу и спал с приподнятой верхней половиной тела. Однако общее состояние его оставалось все время удовлетворительным.

В отечественной литературе при описании больных в отдаленные сроки после операции резекции пищевода с пищеводно-желудочным анастомозом в груди не упоминается о каких-либо осложнениях. Пациенты хорошо себя чувствуют, работоспособны.

Что касается больных в отдаленном периоде после резекции пищевода по методу Добромыслова-Торека с последующей тонкокишечной эзофагопластикой, то, как указывают Н. И. Бганцев и Б. А. Петров, они хорошо себя чувствуют, жалоб не предъявляют.

Искусственный пищевод из тонкой кишки имеет большую историю, функция его проверена в течение десятков лет и у большого числа больных. С. С. Юдин убедительно показал, что тонкокишечный искусственный пищевод вполне удовлетворительно в функциональном отношении заменяет естественный.

У 92 наших больных наложен пищеводно-тонкокишечный анастомоз в области шеи, причем тощая кишка у 36 помещена в заднем средостении, у 56 — в загрудинно-предфасциальном пространстве.

У 3 больных пищеводно-кишечный анастомоз расположен в грудной полости. Каких-либо жалоб больные не предъявляли.

Все больные, жившие год и больше после операции, выполняли домашнюю работу, часть из них работала в сельском хозяйстве, часть — на производстве.

Итак, о жизни больных в отдаленные после операции сроки можно сказать следующее: 1) у ряда лиц после резекции пищевода с наложением пищеводно-желудочного анастомоза в грудной полости в отдаленном периоде наблюдаются осложнения, связанные с поступлением желудочного содержимого в пищевод; 2) у лиц с пищеводно-тонкокишечным анастомозом, наложенным после резекции пищевода на любом уровне в средостении или в области шеи, осложнений, связанных с несовершенной функцией анастомоза, искусственного пищевода и других отделов пищеварительного тракта, не наблюдается; 3) часть больных, длительно живущих после резекции пищевода, работает на производстве; другая часть, имеющая пенсионный возраст, выполняет домашнюю работу.

Источник: http://medservices.info/surviving_patients_after_esophageal_resection/

Рак желудка. Резекция желудка и жизнь без желудка

Как жить без желудка и пищевода

Как меняется жизнь пациента после удаления желудка? Что важно знать перед операцией, рассказывает французский висцеральный хирург Сесилия Фраскони.

  Операция действительно тяжёлая, особенно для хирурга. Что касается пациента, если операция проведена хорошо, то пациент восстановится достаточно быстро. Обычно после обнаружения опухоли, проводится гастроскопия, которая позволяет провести биопсию, частичный ганглионарный кураж и определить как лучше оперировать и насколько целесообразно проведение операции в принципе. Если хирург отказывается делать операцию, то это скорее плохой знак для пациента, это значит, что уже поздно бороться за жизнь.

Операция – это способ дать надежду на полное выздоровление, а не просто временную ремиссию. В отличие от рака простаты, где без операционные методики вроде радио-хирургии, являются настолько же эффективными, как и сама операция, рак желудка, по-прежнему можно вылечить, исключительно при помощи операции.

  Логика простая, чем меньше повреждение тканей во время операции, тем быстрее восстановление. Использование робота гарантирует наименьшие повреждения, особенно это касается роботов последнего поколения, они дают возможность максимально чёткого приближения, картинка лучше, чем человеческий глаз может увидеть, щупальцы очень манёвренные. Надо понимать, что во время гастрэктомии по показанию онкологии проводится ещё и ганглионарный кураж, удаление лимфоузлов, их количество может исчисляться десятками, если проводить операцию в обычном режиме, то пациент будет очень долго и тяжело восстанавливаться, а риск инфекций и других осложнений возрастает в десятки раз. Именно потому во Франции такая операция выполняется исключительно в закрытой форме, то есть либо роботом, либо при помощи лапароскопии, но большинство операций проводится роботом. Поэтому все хирурги Франции проходят обучение по работе с роботом. Открытые операции проводятся только в очень сложных операциях, например при онкологии поджелудочной железы, операция роботом может быть опасной.

Тотальная резекция у доктора Фраскони роботом стоит 13 000 евро, а обычной лапароскопией 11 000 евро. Разница не большая из-за того, что пациена выписывают раньше, если операция проведеня роботом. В госпитале и ''именитых'' клиниках стоимость операции может быть намного выше. 

  В эпоху развития индивидуального подхода в лечении онкологии, иначе говоря в эпоху genomic signatures, наличие максимальной информации о патологии важно как для определения стратегии лечения так и для оценки прогноза в целом. Каждый из проведённых анализов помогает узнать больше о сложившейся ситуации. Гастроскопия даёт некое понимание, но если во время операции мы видим, что в большинстве лимфоузлов присутствуют раковые клетки, то дальнейшая резекция не проводится, так как в ней уже, к сожалению, нет смысла.

Во время операции, в операционной специальный человек с микроскопом и анализирует один за другим извлеченные лимфоузлы. По количеству ''заражённых'' опухолью лимфоузлов можно дать прогноз.

Если нам повезло, и все извлеченные лимфоузлы чистые, то это значительно повышает шансы на выздоровление, так же позволит проведение более лёгкой формы химиотерапии, улучшив качество жизни пациента во время лечения, что в свою очередь ещё больше увеличит шансы на выздоровление.

  Искусственный резервуар это fausse bonne idée, что значит очень плохая идея. Последний протокол подтвердил необходимость проведения специальной химиотерапии до операции. Это значит, что в течение какого-то времени, протоколы освобождали пациентов от предварительной химиотерапии при раке желудка перед резекцией. Причина проста. Химиотерапия снижает способность организма восстанавливаться и заживлять раны, в ситуации резекции, это опасно, ведь если стыки не заживут, то будет пропадание пищи. Именно поэтому, четвёртый день после операции является показательным, так как именно на четвёртый день рассасываются искусственные швы и мы можем оценить насколько срослись ткани. Если идёт пропадание, то его нужно обязательно диагностировать и переоперировать. Недавние исследования показали, что предварительная химиотерапия даёт больший шанс на выздоровление в среднем на 20 процентов, а в онкологии 20 процентов это очень много.

При основной технике идёт только один стык, а теперь представьте себе сколько их при формировании резервуара? То есть, шансы на заживление швов уменьшаются в несколько раз и всё это при том, что пациенту он не даёт никакого преимущества, так как он не будет работать так же как родной желудок. А в строении нашего пищевода и так есть полости в которых будет проходить последующее переваривание пищи.

 
Точно так же как и человек с желудком при условии, что операция была хорошо проведена. Пациенту нужен адаптационный период, который индивидуален, но в среднем длится от 2 до 4 месяцев, во время которых необходимо соблюдать определённый режим питания. Дробное питание, частое и маленькими порциями и вовсе не обязательно всё перемалывать блендером, достаточно хорошо пережёвывать пищу. Очень важно прислушиваться к своим ощущениям и со временем, постепенно человек на интуитивном уровне может понимать, как лучше делать. Есть медленно и небольшими порциями полезно всем без исключения и не только тем, кто прошёл через операцию по резекции желудка. Переедание грозит пенным рефлюксом и диареей. В период адаптации пациенту прописывают протеиновые сытные коктейли для того, чтобы пациент не терял массы тела, эти коктейли пациент может пить и до операции, для того чтобы набрать вес, так как обессиленным организмом операция перенесётся хуже. Нет, эффективность пробиотиков очень спорная, а ферменты несомненно оказывают помощь организму, но нужно помнить о том, что чем больше помощи из вне, тем более ‘’ленивым’’ становится наш организм. Именно поэтому всевозможные добавки, БАДы, ферменты, только ослабят организм в долгосрочной перспективе. После операции нам очень важно научить организм работать в новых условиях без помощи. Наш организм устроен таким образом, что он способен к адаптации в различных условиях, к выживанию и приспособлению. Надо дать ему стимул и возможность приспособиться без вспомогательных средств.

Реклама и фармацевтические компании нас пытаются приучить к тому, что нашему организму во всём нужна помощь, и что именно их препараты дают эту помощь, но если мы возьмём, например, любую группу витаминов, то усвояемость из продуктов будет намного выше чем из таблеточной формы.

Так зачем эти танцы с бубном, если можно просто правильно и хорошо питаться? Человек так устроен, что психологически приём препаратов равен лечению и выздоровлению.

А тем временем, учёные уже доказали, что при раке печени, употребление брокколи, даёт такой же эффект, как и изнурительная химиотерапия. 
Когда пациенту доктор не прописывает огромную кучу лекарств, в некоторых случаях, это может быть лучшее решение и показатель компитентности, а не наоборот, как думает пациент.
  Пациенты очень часто пытаются торговаться, просят оставить ‘’верхушечку’’, так как не готовы к глобальным переменам в жизни, в частности касательно культуры питания. Многие ошибочно думают, что это зависит от квалификации хирурга. Однако именно хирург решает каким образом он будет проводить операцию и в случае с раком желудка именно от успешно проведённой операции и будет зависеть прогноз. На плечи хирурга ложится большая ответственность и он не имеет права на ошибку.  Решение о частичной резекции принимается индивидуально, чаще всего во время предоперационной гастроскопии. Бывает, что во время операции, мы принимаем решение удалить полностью желудок, если патогенные клетки будут обнаружены вне пределах опухоли. При Linitis plastica, мы предпочитаем удалить желудок полностью в превентивных целях, оставляя хоть малую часть, мы берём на себя риск рецидива. Пациент должен доверять врачам и ни в коем случае не диктовать как делать, особенно начитавшись статей в интернете. Трудно объяснить пациенту, что там где продают искусственный резервуар как инновацию, медицина отстаёт лет на 10, а то и больше.

Человек, который не понимает в медицине, к сожалению очень падкий на инновации и ошибочно может посчитать традиционный подход как несовременный, а тем временем, именно этот подход самый действенный. Очень легко ввести в заблуждение неопытного человека, от части, именно поэтому во Франции запрещена любая маркетинговая коммуникация на медицинскую тематику.

 

  • Своевременная диагностика. Для многих это звучит как пустой звук, однако именно это и является основным фактором успешного лечения онко заболеваний. К сожалению, бывает, что человеку годами не могут поставить правильный диагноз. А ведь в таких случаях, очень важно действовать максимально быстро.
  • Качественная диагностика. Для определения наилучшего (индивидуального) плана лечения. Не адаптированное лечение может стоить жизни пациенту. 
    РАЗВЁРНУТАЯ БИОПСИЯ с тестом реакции на препараты. 
  • Чётко следовать рекомендациям врачей и не заниматься самолечением. Когда доктор выписывает препарат или выбирает план лечения, то он берет на себя ответственность и он понимает что, делает. Когда пациент читает в интернете статьи, которые написаны не всегда грамотно, с медицинской точки зрения, он мешает работе врача и берет на себя часть ответственности за лечение. Настоящими вредителями могут оказаться родственники пациента. Таких пациентов не сложно распознать, они хотят как лучше, но только ухудшают ситуацию поисками ‘’лучших вариантов''.  Обычно с такими пациентами разговор очень короткий.
  • Широкий спектр мед услуг. То есть, должна быть возможность проведения операции и при помощи лапароскопии и при помощи робота, в противном случае пациента могут склонить не к самому оптимальному варианту из-за отсутствия альтернатив.

  Прежде всего хочется поговорить о сходствах, и ‘’ваши’’ и ‘’наши’’ любят заниматься самолечением и пить разного рода БАДы. Разница только в том, что обычному французу не удастся купить без рецепта серьёзные препараты, которые могут нанести вред его здоровью. А всевозможные БАДы, и гомеопатия могут нанести вред исключительно кошельку, поэтому это не является большой проблемой. Очень часто русскоговорящие пациенты просят выписать рецепт антибиотиков, чтобы увезти с собой, чтобы те лежали дома ‘’на всякий случай’’.

Антибиотики – это серьёзные препараты, они уничтожают микрофлору кишечника, а микрофлора это наш иммунитет. И наш иммунитет распознаёт и уничтожает анормальные клетки, в частности раковые! Подумайте чего вам может стоить, '' профилактика '' антибиотиками!

Для пациентов стран СНГ хороший доктор это тот о котором трубят на каждом шагу, который медийный, о котором ‘’ можно почитать в интернете’’ , у которого есть резюме. Однако в мире медицины дела обстоят несколько иначе, востребованные доктора не нуждаются в резюме, и их статьи только в научных изданиях, а не в глянцевых журналах. ‘’Раскрученные’’ доктора такие только потому что они вкладывают время и деньги в свою раскрутку для пациентов, сайты, брошюры, всё это делается для увеличения потока, это может значить одно, что потока нет или он маленький или специалист просто хочет набить себе цену.

Когда они это поймут, шансы находить действительно стоящих врачей возрастут в довое! Медицина не точная наука и не самая простая, именно поэтому оценить уровень специалиста или качество проведённого лечения практически невозможно. Остаётся только довериться.

Можно понять пациента, в стране которого можно свободно купить медицинский диплом, таким пациентам не просто довериться врачу, но доверие важный пункт отношений между пациентом и врачом.

  • Выбирать хирургию ERAS (робот, фаст трэк)
  • Оптимизировать вес до операции (можно при помощи спец питания)

После операции:

  • Кушать чаще
  • Питаться медленно и тщательно пережевывать каждый кусочек
  • Маленькими порциями
  • Избегать быстрых углеводов
  • Не пытаться ‘’помочь’’ организму (ферменты, БАДы, пробиотики)

 

Примечание.

Хирургия ERAS, означает enhanced recovery after surgery, предполагает миниинвазивные методики операций (Робот Да Винчи), подготовленный медперсонал, которые проводят все необходимые действия при подготовке к операции и после операции, что сокращает пребывание пациента в клинике (fast track). Снизить болевой синдром, максимально быстро вернуть пациента к естественному питанию и мобильности.

Важно понимать, что одна и та же операция может быть проведена разными способами, что скажется на качестве жизни пациента во время лечения. В Европе, операции Фаст трэк стоят дешевле, так как пациент проводит меньше времени в клинике, чувствует себя намного лучше и восстанавливается быстрее.

Таким образом, показателем уровня будет считаться далеко не искусственный резервуар или сохранение части желудка во время резекции, а именно количество дней, которые пациент проведет в клинике после операции и чем меньше дней тем лучше восстановление пациента, тем соответственно менее инвазивной была операция.

  Молодым специалистам всегда приходится работать за двоих, чтобы оправдать отсутствие большого опыта в работе. Однако во Франции каждый специалист очень хорошо окружен, за каждым молодым специалистом стоит более опытный коллега и не один. Самый большой плюс молодого специалиста, заключается в том, что он не стесняется обратиться за советом, помощью или мнением. Молодые специалисты активнее следят за новостями и исследованиями и больше времени уделяют пациенту. Раздутое самомнение и излишняя уверенность в себе опытного специалиста может стать причиной ошибки в худшем случае, а в лучшем случае лишить пациента терапевтических опций и разъяснений и просто человеческого отношения.

Удивительный факт, что в некоторых случаях молодые специалисты показывают куда более впечатляющие результаты.

Что касается принадлежности к женскому полу, то это не совсем актуально во Франции, так как все французы знают насколько тяжело стать специалистом, только самые лучшие доходят до финиша. Отсеивание не самых серьёзных кандидатов начинается ещё с первого курса медицинского факультета. На второй курс переходит не больше 20 процентов. Более того, во Франции законом прописано лимитированное количество мест в ‘’меде''. Что касается иностранных пациентов, то ко мне поступают пациенты по совету других пациентов, которые уже оперировались у меня. Иными словами, мне не нужна реклама, мои пациенты это моя реклама.

Источник: https://www.MedifranceSolution.com/ru/blog/onkologiya-zhizn-bez-zheludka-onko-hirurg-rasskazyvaet-o-rezekcii-zheludka/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.